?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

282 часть-2

начало http://paranoid-ru.livejournal.com/32452.html
окончание http://paranoid-ru.livejournal.com/32856.html?#cutid1


ЭКСПЕРТИЗЫ

 

В делах по обвинению в 228 УК РФ ключевым доказательством является заключение эксперта, однако экспертные заключения это и «ахиллесова пята» таких дел.

В рамках расследования преступлений предусмотренных ст. 282 УК РФ  экспертиза спорного текста или заявления фактически является основным доказательством. Несмотря на то, что в «Методических указаниях» вопрос о необходимости ее проведения предоставляется решать следователю, как правило экспертиза по делу проводится в обязательном порядке.

Вместе с тем, экспертиза являясь центральным доказательством по делу, как правило является и основной «дырой» в доказательственной базе следствия и суда. Это объясняется тем, что в силу специфики объекта исследования, проводимые по такой категории дел экспертизы как правило содержат значительное количество нарушений действующего законодательства.

Для начала необходимо процитировать примерный перечень вопросов которые могут ставиться перед экспертом:

 

1. Имеются ли в представленном тексте высказывания, содержа_

щие негативные оценки в адрес какой_либо национальной, конфессио_

нальной или иной социальной группы?

2. Имеются ли в представленном тексте высказывания враждебно_

го, агрессивного либо уничижительного характера по отношению к ли_

цам какой_либо национальности, этнической, конфессиональной или

иной социальной группы?

3. Имеются ли в представленном тексте высказывания, содержа_

щие утверждения о возложении ответственности за деяния отдельных

представителей на всю этническую группу?

4. Имеются ли в представленном тексте высказывания побудитель_

ного характера, содержащие побуждение к насильственным действиям

против лиц определенной национальности, расы, религии и или иной

социальной принадлежности?

5. Имеются ли в представленном тексте высказывания об изначаль_

ной враждебности какой_либо нации, расы или иной социальной груп_

пы по отношению к другой?

6. Имеются ли в представленном тексте высказывания об антаго_

низме, принципиальной несовместимости интересов одной националь_

ной, религиозной, этнической или иной социальной группы по отноше_

нию к другой?

7. Имеются ли в представленном тексте высказывания, где бед_

ствия, неблагополучие в прошлом, настоящем и будущем одной соци_

альной, этнической, конфессиональной или иной социальной группы

За основу взят типовой перечень вопросов, опубликованный в «Памятке по вопро_

сам назначения судебной лингвистической экспертизы. Для судей, следователей, доз_

навателей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов / Под ред. М.В. Гор_

баневского». – М: Медея, 2004, с. 37–38.

 

А теперь разберем наиболее часто встречающиеся ошибки в проведении подобного рода экспертных исследований:

 

 

1. Ненадлежащий эксперт.

Экспертное заключение, это документ, требования к которому весьма четко и однозначно сформулированы в отечественном законодательстве, в том числе такие требования имеются и к эксперту. Наиболее полно требования сформулированы в Законе РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"
принятом Государственной Думой 5 апреля 2001 года, одобренном Советом Федерации 16 мая 2001 года (далее «Закон об ГСЭД»).

Экспертом может быть гражданина РФ имеющий высшее образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности. Именно с последним требованием как правило и возникают проблемы. Бывает, что в качестве экспертов привлекают лиц которые, несмотря на научные звания и должности, специальную экспертную подготовку не проходили. В качестве примера можно сослаться на экспертизу, вернее «экспертизу» публикаций, содержащихся в журнале "Русич"», №3 за 2002 год (редактор В.И.Корчагин) проведенную экспертом В.А. Юдиным от12 августа 2003 г, в которой дана следующая информация об эксперте:

«…В.А.Юдин, доктор филологических наук, профессор Тверского государственного университета, академик Петровской Академий наук и искусств. Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, член Союза писателей России, депутат Законодательного Собрания Тверской области…»

 

Как видите лицо, претендующее на право проведения экспертиз не имеет (по крайней мере это не указано в заключении, что так же является нарушением) ни специальной подготовки, ни экспертного стажа. Отсутствие у эксперта необходимой подготовки- достаточное основание для отвода эксперту и заявления ходатайства перед судом об изъятии экспертизы из числа доказательств по делу. Более того, в настоящее время в системе государственных экспертных органов вообще отсутствуют эксперты подготовленные именно для проведения экспертиз с целью выявления в текстах призывов к межнациональной вражде. Обычно их пытаются подменять лингвистами (специализирующимися в  том числе на установлении авторства текстов, психологов и пр.) В частности имеет смысл сослаться на заявление заместителя директора РФЦЕ Александр Усова, сделанное в интервью «Независимой газете»:

«…к нам периодически поступают обращения на эту тему (разжигание межнациональной, расовой или религиозной вражды. – «НГ»), но сегодня у нас нет ни религиоведческой, ни этнографической экспертной специальности». Согласно закону, пояснил Усов, экспертизы поручаются экспертам, которые аттестованы по конкретным экспертным специальностям. Но в перечне Минюста, как и других министерств и ведомств, экспертных специальностей по вопросам межнациональной вражды нет. «Потребность в таких экспертах существует уже давно, и мы вопрос о формировании религиоведческой экспертной специальности уже поставили, – пояснил «НГ» Александр Усов. – Но этот процесс может занять до трех лет…».

 

 

2. Нарушение требований к проведению экспертиз.

Этот пункт как правило прямо вытекает из предыдущего. Права и обязанности эксперта сформулированы во первых в УПК РФ во вторых в «Законе о ГСЭД». Естественно, что «эксперт» не получивший должной специальной подготовки как правило имеет весьма нечеткие представления об указанных требованиях. Наиболее часто такие горе-эксперты нарушают требования о запрете на самостоятельный сбор материалов для экспертного исследования.

Для примера можно рассмотреть Экспертное заключение Ю.А. Костанова по "делу Дмитриевского" (имеется в виду дело по обвинению Дмитриевского в публикации интервью Масхадова). В указанном заключении «эксперт», силясь доказать невиновность Дмитриевского умудряется заявить:

 

«…Массовые немотивированные убийства, внесудебные казни, беспричинные задержания, жестокие "зачистки", пытки, похищения, исчезновения, "адресные" проверки, к сожалению, не выдумка Масхадова. Российские СМИ полны неопровергнутых сообщений о таких явлениях. Достаточно вспомнить о деле Ульмана, о событиях в селе Бороздиновском, о других подобных фактах. В такой обстановке наименование российских войск бесчинствующими оккупантами, а их действия - тотальным террором, становится понятным экспрессивным высказыванием. К такого же рода экспрессивным высказываниям следует отнести и утверждения о Чечне, как объекте испытания террористических методов…»

 

В данном случае «эксперт» в своем заключении начинает ссылаться на «дело Ульмана» и «неопровергнутые сообщения» которые явно не входили в материалы направленные для проведения экспертного исследования. 

 

 

3. Нарушение требований к оформлению экспертиз

Так-же приходится регулярно сталкиваться и с нарушениями оформления экспертиз. Вот какие требования к оформлению сформулированы в законе:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу за-

ведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных

методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

В большинстве-же своем, нынешние «эксперты» регулярно «забывают» указывать в экспертизах тот или иной обязательный пункт.

 

4. Нарушение пределов проведения экспертизы.

Это так же весьма распространенное нарушение при проведении экспертиз. В ряде случаев «эксперты», дав в водной части экспертизы в сведениях о себе информацию о своей специализации (лингвист, психолог, юрист и т.п.) берутся решать вопросы из совершенно других областей знаний- биологии, истории, социологии и пр. Естественно что такие факты так-же нивелируют ценность и процессуальную значимость такой «экспертизы»

В качестве примера можно рассмотреть заключение по «делу Могилева» от 29.03.2006 г. В водной части экспертизы дан состав экспертов с указанием их специализации, таким образом имеем: психологи- 3 чел., лингвисты- 1 чел, политологи- 1 чел. В то же время в экспертизе присутствуют в том числе и следующие тезисы высказанные «экспертами»:

 

«…Крест - один из трех наидревнейших символов человечества, "знак знаков", который служит охранительным символом, знаком защиты практически во всех культурах мира. Практически повсеместно крест считается символом огня и света . Возник как символ еще в доисторическое время как знак Солнца и произошел от изображения перекладин, спиц "солнечного колеса" (т. е. двух перпендикулярных друг другу диаметров круга). Крест используется как символический знак и общественными, и иными международными организациями…»

 

«…Свастика в древние времена символизировала удачу; само слово происходит от санскритского слова "благоденствие". В сознании основной части людей, в особенности - в России и, в силу исторических обстоятельств - в Волгограде, данный графический символ - свастика - тесным образом связана с идеологией и методами проведения политики, характерными для фашизма и формами его проявления в 20 веке. Связывание свастики с раннеславянской историей, древней историей Индостана и Передней Азии и др. в контексте содержания текстов, представленных на исследование, представляется коммуникативно несостоятельным, лишенными социально-информационной основы, то есть является аргументационной уловкой, предназначенной для нейтрализации негативной социальной реакции на символику…»

 

При этом, как ясно из перечня «экспертов», ни историков, ни этнографов в составе комиссии «экспертов» нет, в то же время заявления сделанные в экспертизе носят явно историко-этнографический характер.

 

5. Незаконное разрешение экспертизой правовых вопросов.

Не побоюсь этого слова, но такое нарушение в проведении экспертиз в рамках дел возбужденных по ст. 282 УК РФ является самой распростарненной. Дело здесь заключается в том, что решение правовых вопросов в рамках экспертных заключений запрещено. Уголовное судопроизводство исходит из презумпции знания следствием, прокурором и судом законодательства, поэтому решение экспертном юридических, правовых вопросов запрещено. В частности это подтверждается Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.1971 г. №1 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в п. 11 которого указано:

«…Судам надлежит учитывать, что вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение по ним не могут выходить за пределы специальных познаний лица, которому поручено проведение экспертизы (ст. 78 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик). Суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т. п.)...»

 

Таким образом, недопустимо ставить на разрешение эксперта вопрос о выявлении в тексте, например, «призывов направленных на возбуждение ненависти или вражды», так как наличие таковых относится к объективной стороне преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 282 УК РФ. Установление последнего является, безусловно, прерогативой прокурора или суда, а, следовательно, не должно фигурировать в формулировке вопросов, которые ставятся на разрешение какой-либо судебной экспертизы, включая и лингвистическую.

В различных методических пособиях посвященных проведению подобного рода экспертиз даются примерные перечни вопросов не затрагивающих правовую сферу, однако до настоящего времени некомпетентные следователи ставят перед экспертом правовые вопросы, а различного рода «кухонные эксперты» с радостью на них отвечают. В том же упомянутом ранее заключении Ю.А. Костанова по делу Дмитриевского можно прочитать:

«…Свобода выражения мнений гарантируется статьей 29 Конституции Российской Федерации и статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом, в силу части третьей статьи 55 Конституции Российской Федерации, свобода выражения мнений может быть ограничена только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Призывы голосовать или не голосовать на выборах президента за того или иного кандидата сами по себе не подрывают конституционный строй, нравственность, здоровье, права и интересы других лиц, оборону страны и безопасность государства. Применительно к данному случаю, свобода выражения мнений о том, за или против кого следует голосовать на выборах, может быть ограничена, если в соответствии с действующими федеральными законами изложенная в призывах к избирателям информация содержит одновременно призывы к совершению противоправных действий - в частности, призывы к насильственной смене власти…»

 

Еще один пример- «Экспертное заключение» о наличии в публикациях газеты «Народное дело» №1(1) за 1991 год, №1(2) и №2(3) за 1992 год материалов, направленных на возбуждение национальной и расовой вражды и розни и унижающих национальную честь и достоинство в котором в числе прочего имелся и такой замечательный пассаж:

«…Сопоставление ст. 74 УК РСФСР и ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» подводит нас к единственному выводу о том, что свободой слова должны обладать все, но если кто-то злоупотребляет ею, нарушая гарантированные законом права личности, государство должно это пресечь. Содержание газеты «Народное дело» и других публикаций НСП не может рассматриваться в отрыве от того воздействия, которое оно оказывает на неподготовленного читателя и особенно — на молодежь, не имеющую самостоятельного жизненного опыта…»

 

6. Отсутствие общепринятой методики проведения подобного рода исследований и общей терминологической базы.

В настоящее время отсутствует общепринятая (т.е. применяемая всеми экспертами и «экспертами») методика оценки текстов на содержание в них призывов к межнациональной вражде и ненависти (что касается лично меня, я вообще считаю что такая методика не может быть разработана в принципе, в силу особенности самого предмета исследования). Естественно, что это влечет за собой нарушение одного из принципов уголовного права- «единообразие применения закона на всей территории РФ».

Более того, указанное положение вещей фактически нарушает и ст. 8 «Закона О ГСЭД»:

Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований

Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

 

Естественно, что «проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов» подавляющее большинство методик проведения экспертиз по рассматриваемому вопросу просто не дает в силу отсутствия методик как таковых.

Так же регулярно приходится сталкиваться с заявлениями о том, что тот-же словарь Даля нельзя использовать для определения терминов относящихся к экспертизе, эксперты начинают определять по новоизданным словорям, в которых тот же Фашизм определен не так как это есть на самом дела, а косоруко, в соответствии с требованиями коньюктуры. В этом случае надлежит ставить под сомнение компетентность составителей словарей. По возможности давать ссылки на монографии и серьезные исследования посвященные рассматриваемым темам.

 

 

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
barnak
Jan. 11th, 2007 05:56 pm (UTC)
В делах по обвинению в 228 282 УК РФ
( 1 comment — Leave a comment )